Заключение на проект федерального закона «О внесении изменений в статью 29 Федерального закона «О некоммерческих организациях» и статью 8 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях»»

20.11.2020

Комиссия Общественной палаты Республики Крым по вопросам общественной экспертизы нормативных правовых актов рассмотрела проект федерального закона «О внесении изменений в статью 29 Федерального закона

«О некоммерческих организациях» и статью 8 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» (далее – законопроект), предлагаемого Правительством Российской Федерации, отмечает следующее.

В пояснительной записке отмечается, что целью законопроекта является урегулирование вопроса проведения в условиях распространения новой коронавирусной инфекции, собраний или заседаний органов управления некоммерческих и религиозных организаций путем совместного дистанционного присутствия с использованием информационных и коммуникационных технологий.

Как указано в пояснительной записке законодательством Российской Федерации данный вопрос не регламентируется, что в условиях угрозы распространения коронавирусной инфекции и устанавливаемых ограничений на проведение публичных и иных массовых мероприятий препятствует проведению общих собраний или заседаний коллегиальных органов управления некоммерческих и религиозных организаций.

Несмотря на то, что законопроект направлен на устранение пробела в системе нормативных правовых актов в части регулирования порядка проведения общего собрания некоммерческих организаций и религиозных объединений, предлагаемый законопроект порождает новые пробелы и имеет некоторые юридико-технические недостатки.

Так, основным пробелом нормативно-правового регулирования вопроса проведения общего собрания или заседания путем совместного дистанционного присутствия становится проблема идентификации участников такого дистанционного общего собрания или заседания. Законопроект не предлагает возможных вариантов решения данной проблемы. При этом основания и порядок идентификации участников является условием для исключения или минимизации возможных злоупотреблений в процессе проведения дистанционных общих собраний или заседаний.

В соответствии пунктом 3 статьи 29 Федерального закона от 12.01.1996 г. № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях» если иное не предусмотрено настоящим Федеральным законом или иными федеральными законами, к исключительной компетенции высшего органа управления некоммерческой организацией относится решение следующих вопросов:

определение приоритетных направлений деятельности некоммерческой организации, принципов формирования и использования ее имущества;

изменение устава некоммерческой организации;

определение порядка приема в состав учредителей (участников, членов) некоммерческой организации и исключения из состава ее учредителей (участников, членов), за исключением случаев, если такой порядок определен федеральными законами;

образование органов некоммерческой организации и досрочное прекращение их полномочий;

утверждение годового отчета и бухгалтерской (финансовой) отчетности некоммерческой организации, если уставом некоммерческой организации в соответствии с федеральными законами это не отнесено к компетенции иных коллегиальных органов некоммерческой организации;

принятие решений о создании некоммерческой организацией других юридических лиц, об участии некоммерческой организации в других юридических лицах, о создании филиалов и об открытии представительств некоммерческой организации;

принятие решений о реорганизации и ликвидации некоммерческой организации (за исключением фонда), о назначении ликвидационной комиссии (ликвидатора) и об утверждении ликвидационного баланса;

утверждение аудиторской организации или индивидуального аудитора некоммерческой организации.

Решение таких вопросов как изменение устава, образование органов организации и досрочное прекращения их полномочий, утверждение годовых отчетов и бухгалтерской (финансовой) отчетности, реорганизация и ликвидация организации являются существенными и наиболее ответственными, в связи с чем не может осуществляться без надлежащей и достоверной идентификации присутствующих участников.

Но предлагаемый законопроект позволяет провести общее собрание или заседание, не обеспеченное эффективными средствами идентификации его участников, по всем вышеперечисленным вопросам. И делает исключение лишь для вопросов, решения по которым в соответствии с законодательством Российской Федерации или уставом некоммерческой организации принимаются тайным голосованием.

Например, пункт 4.1 статьи 29 Федерального закона от 12.01.1996 г. № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях», устанавливающий возможность проведения заочного голосования, предусматривает ограничения на проведение такого заочного голосования для вопросов, предусмотренных абзацами вторым - девятым пункта 3 данного действующего Федерального закона. Такое ограничение является гарантией недопустимости злоупотребления участниками или иными лицами возможностью принятия участия в решении соответствующих наиболее важных вопросах.

Более того, законопроектом не учтен тот факт, что понятие «совместное дистанционное присутствие», не предусмотрено действующим законодательством, не имеет легального определения, в силу чего создает юридико-лингвистическую неопределенность, что в свою очередь, согласно подпункта в) пункта 4 Методики проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов, утвержденной постановлением Правительства РФ от 26 февраля 2010 г. № 96, является коррупциогенным фактором.

Совместное дистанционное присутствие может проявляться в разных формах: видеоконференцсвязи (одновременно видно всех участников, каждый из которым имеет возможность высказать своё мнение), вебинара (виден ведущий, а иные участники могут выражать своё мнение через чат или дополнительное подключение для ограниченного, заранее определенного количества участников), аудиосвязи (например, с использованием телефонной связи, аудиозвонка через Viber, WhatsApp и т.д.). Указанные разнообразные формы совместного дистанционного присутствия могут привести к неопределенности на практике, создать условия для противоречивой судебного и административного правоприменения.

Законопроект предусматривает альтернативный способ сообщения о проведении общего собрания или заседания до сведения лиц, участвующих в общем собрании или заседании: либо в электронной форме по адресу электронной почты соответствующего лица; либо путем размещения на сайте некоммерческой организации в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» (а также возможность использования обоих способов). Но такая альтернативность предполагает возможность уведомления заинтересованных лиц лишь путем размещения на сайте некоммерческой организации в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», что не противоречит принципу добросовестности и возможности, с одной стороны, не знать лицу, которое является участников организации, о проводимом общем собрании, с другой стороны, узнать о нем иным лицам, которые не являются членами (участниками) организации, но имеют намерение причинить вред соответствующей организации, в том числе путем злоупотребления правами. 

Относительно внесения изменения в пункт 8.1 статьи 8 Федерального закона от 26.09.1997 г. № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях», предложенного законопроектом, необходимо пояснить следующее.

В действующей редакции пункт 8.1 статьи 8 Федерального закона от 26.09.1997 г. № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» закрепляет: «Порядок образования органов религиозной организации и их компетенция, порядок принятия решений этими органами, а также отношения между религиозной организацией и лицами, входящими в состав ее органов, определяются уставом и внутренними установлениями религиозной организации».

Законопроектом предлагается указанное положение дополнить 2, 3 и 4 абзацами, которые будут предусматривать порядок проведения заседания коллегиального органа управления религиозной организации путем совместного дистанционного присутствия.

Данное предложения является проявлением излишнего нормативно-правового регулирования, т.к. в настоящий момент, исходя из действующего предписания пункта 8.1 статьи 8 Федерального закона все вопросы порядка принятия решений органами религиозных организаций регламентируются уставами и внутренними установлениями этих организаций. Поэтому любая религиозная организация может самостоятельно, если посчитает необходимым и возможным, установить «дистанционные» формы проведения заседаний коллегиальных органов управления.

Принимая во внимание то, что в соответствии со статьей 1 Конституции Российской Федерации наше государство является правовым, а также учитывая положения статьи 2, 18 Конституции Российской Федерации, то следует при регулировании отношений между людьми и их объединениями  исходить из принципа «разрешено все то, что прямо не запрещено законом». Соответствующий общеправовой принцип согласуется с принципом «невмешательства в деятельность религиозных объединений», предусмотренный пунктом 2 статьи 4 8 Федерального закона от 26.09.997 г. № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях».

На основании вышеизложенного Комиссия Общественной палаты Республики Крым по вопросам общественной экспертизы нормативных правовых актов не поддерживает законопроект.

Председатель комиссии Общественной палаты Республики Крым
по вопросам общественной экспертизы  нормативных правовых актов
Ю.Ю. Штурцев

 

Интернет-приемная
Календарь новостей
пн вт ср чт пт сб вс

Открыта «горячая линия» Мониторинговой группы по контролю за соблюдением прав  человека нынешней властью Украины по отношению к гражданам  Российской Федерации, проживающим в Крыму

Государственная поддержка ННО
Мнения
«За него нам и тогда, и сейчас не стыдно» «За него нам и тогда, и сейчас не стыдно»
Заместитель Председателя ОП РК, эксперт-политолог Александр Андреевич ФОРМАНЧУК поделился своим мнением о межнациональном согласии.
Все мнения