Заключение  на проект федерального закона № 546865-7 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации»  (в части уточнения сведений, передаваемых оператором связи)

25.09.2020

Комиссия Общественной палаты Республики Крым по вопросам общественной экспертизы нормативных правовых актов рассмотрел проект федерального закона № 546865-7 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее – законопроект), внесенный членами Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации В.И.Матвиенко, Л.Н.Боковой, И.А.Гехт, А.А.Клишасом, А.А.Турчаком и депутатом Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации Т.В.Касаевой, отмечает следующее.

Законопроектом предлагается внести изменения в пункт 1 статьи 53, пункт 1.1 статьи 64 Федеральном законе от 7 июля 2003 года № 126-ФЗ «О связи» и в статью 8 Федерального закона от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности». 

В пояснительной записке к законопроекте причиной, обуславливающей необходимость принятия данного закона, указаны данные в соответствии с которыми в стране пропадает около 120 тысяч человек, из которых порядка 45 тысяч – дети; в розыск объявляется около 60 тысяч человек. При этом акцентируется внимание на несовершеннолетних, как наиболее уязвимой группе среди разыскиваемых лиц.

Однако, законопроект в предложенной редакции не касается исключительно несовершеннолетних, а затрагивает любого человека. Это связано с тем, что отношения по поводу розыска несовершеннолетних урегулирован ч. 7 ст. 8 Федерального закона от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности». А предлагаемый законопроект предполагает принятие более общей нормы, которая частично исключает необходимость применения ч. 7 ст. 8 Федерального закона от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» (данная норма пересдает быть эффективной, необходимой, т.е. нивелируется цель и задачи её принятия), в силу того, что предоставляет более «простой» и «легкий» способ получения информации о местонахождении физического лица. 

Так, ч. 7 ст. 8 Федерального закона от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» предусматривает обязанность уведомить суд в течение 24 часов и в течение 48 часов с момента начала проведения оперативно-розыскного мероприятия орган, его осуществляющий, получить судебное решение для проведения последующим мероприятий, а также необходимость получить письменное согласие одного из родителей несовершеннолетнего на получение соответствующей информации. 

В то время предлагаемый законопроект позволяет на основании лишь мотивированного постановления одного из руководителей органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность,  без судебного решения получить у оператора подвижной радиотелефонной связи сведения о месте нахождения радиоэлектронных средств оператора связи, с помощью которых осуществляется подключение пользовательского оборудования абонента к сети подвижной радиотелефонной связи, и положении пользовательского оборудования абонента относительно радиоэлектронных средств.

В соответствии с ч. 1 ст. 23 Конституции Российской Федерации каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни и личную тайну. Частью 1 и 2 ст. 24 Конституции Российской Федерации установлено, что сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются; органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностные лица обязаны обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом.

Учитывая, что оперативно-розыскная деятельность преимущественно осуществляется негласно, имеет латентный (скрытый) характер, то в этой связи отсутствие дополнительного контроля (судебного, прокурорского) может привести к существенным злоупотреблениям со стороны соответствующих компетентных субъектов, которым предоставляется полномочие на получение у оператора подвижной радиотелефонной связи сведений о месте нахождения радиоэлектронных средств оператора связи, с помощью которых осуществляется подключение пользовательского оборудования абонента к сети подвижной радиотелефонной связи, и положении пользовательского оборудования абонента относительно радиоэлектронных средств.

В соответствии с принципом, закрепленным в ст. 10 Конституции Российской Федерации, государственная власть осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Данный принцип имея своей целью не допустить злоупотребление государственной властью определенным органом основам на системе «сдержек и противовесов», которая выражается в возможности одной ветви власти влиять и тем самым сдерживать другою ветвь власти. Поэтому положения законопроекта о том, что соответствующие сведения предоставляются уполномоченным государственным органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, или обеспечение безопасности Российской Федерации, без решения суда в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, противоречит указанному конституционному принципу, в виду того, что исключается судебный контроль за деятельностью органов исполнительной власти (органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность).

Кроме того, несмотря на то, что в пояснительной записке к законопроекту мотивы принятия данного закона сводятся к поиску пропавших людей и необходимости оперативного реагирования (цитата из пояснительной записки: «В таких ситуациях время для поиска идет на часы, поскольку является существенным риск переохлаждения или наступления иных неблагоприятных последствий»), сам законопроект применяется не только к данному основанию, но и в случае обнаружения неопознанных трупов. 

При этом, если в случае необходимости поиска лиц, без вести пропавших, действительно необходимо быстрое и своевременное реагирование, без излишних сложных процедур, то в случае обнаружения неопознанных трупов необходимости в получении уполномоченным государственным органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, без решения суда не имеется.

Более того, с учетом изложенного, складывается впечатление о том, либо пояснительная записка вводит в заблуждение относительно содержания законопроекта и его непосредственных целей и задач, либо содержание законопроекта не соотносится с тем, что изначально ставилось в качестве цели и задач разработчиками законопроекта.

В качестве приемлемого варианта предлагаемого изменения в статью 8 Федерального закона от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» следует дополняемый абзац одиннадцатым изложить в следующей редакции: «В случае получения сообщения о без вести пропавшем лице на основании мотивированного постановления одного из руководителей органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, вынесенного в течение 24 часов с момента поступления сообщения о без вести пропавшем лице, допускается получение у оператора подвижной радиотелефонной связи сведений о месте нахождения радиоэлектронных средств оператора связи, с помощью которых осуществляется подключение пользовательского оборудования абонента к сети подвижной радиотелефонной связи, и положении пользовательского оборудования абонента относительно радиоэлектронных средств с обязательным уведомлением суда (судьи) в течение 24 часов. В течение 48 часов с момента начала проведения оперативно-розыскного мероприятия орган, его осуществляющий, обязан получить судебное решение о проведении такого оперативно-розыскного мероприятия либо прекратить его проведение. В течение 48 часов после обнаружения без вести пропавшего лица, уведомить его, а в случае его смерти – его родственников, о полученной у оператора подвижной радиотелефонной связи информации».

Предлагаемая настоящим заключением редакция предусматривает судебный контроль при осуществлении оперативно-розыскной деятельности в случае поиска без вести пропавшего лица, устанавливает баланс между судебной и исполнительной ветвями власти, минимизирует возможные злоупотребления в части нарушения конституционного права на неприкосновенность частной жизни и личную тайну, а также обеспечивает гарантируемое Конституцией Российской Федерации право на информирование органами государства о документах и материалах, затрагивающих права и свободы человека.

Также следует обратить внимание на то, что предлагаемый законопроект предоставляя новые более широкие полномочия государственным органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, не предусматривает каких-либо мер государственного принуждения, направленных на предупреждение и недопущение злоупотреблений соответствующим полномочием, т.е. не установлена эффективная юридическая ответственность.

Например, ст. 138 Уголовного кодекса Российской Федерации предусматривает уголовную ответственность за нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений граждан. Но с формальной точки зрения сведений о месте нахождения радиоэлектронных средств оператора связи и положении пользовательского оборудования абонента не может быть отнесено к тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений граждан, в силу чего безосновательно получение сведений, указанных в законопроекте, не может быть квалифицировано по ст. 138 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Ответственность, предусмотренная ч. 1, 3-9 ст. 13.11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, не может быть применена к государственному органу, осуществляющему оперативно-розыскную деятельность. А ч. 2 ст. 13.11 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях предусматривает незначительную меру государственного принуждения: административный штрафа на граждан в размере от трех тысяч до пяти тысяч рублей; на должностных лиц - от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей; на юридических лиц - от пятнадцати тысяч до семидесяти пяти тысяч рублей.

Помимо концептуального несоответствия законопроект имеет ряд технико-юридических недостатков, среди которым можно выделить следующие.

Во-первых, несогласованность между положениями абзаца 6 проектируемого пункта 1 статьи 53 Федерального закона «О связи»  (соответствующие сведения предоставляются органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, в порядке, установленном Правительством Российской Федерации) и в проектируемой норме статьи 8 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» (соответствующие сведения предоставляются на основании мотивированного постановления одного из руководителей органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность).

Во-вторых, несогласованность между абзацем 11 статьи 8 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», которым установлено, что получение сведений допускается только по основанию, предусмотренному пунктом 4 части 2 статьи 7 соответствующего закона, и абзацем 6 пункта 1 статьи 53 Федерального закона «О связи», который не предусматривает такого ограничения.

На основании изложенного, комиссия Общественной палаты Республики Крым по вопросам общественной экспертизы нормативных правовых актов, учитывая, что положения законопроекта в случае его принятия в качестве закона будут противоречить ст. 10, ч. 1 ст. 23, ч. 1, 2 ст. 24 Конституции Российской Федерации, считает невозможным поддержать законопроект в первоначальной редакции.



Председатель комиссии Общественной 

палаты Республики Крым по вопросам

общественной экспертизы 

нормативных правовых актов  Ю.Ю. Штурцев

 

Интернет-приемная
Календарь новостей
пн вт ср чт пт сб вс

Открыта «горячая линия» Мониторинговой группы по контролю за соблюдением прав  человека нынешней властью Украины по отношению к гражданам  Российской Федерации, проживающим в Крыму

Государственная поддержка ННО
Мнения
Во благо народа России… Во благо народа России…
Александр СИБИЛЕВ
Послание Президента Российской Федерации Владимира Владимировича Путина от 15 января 2020 года имеет большое историческое, политическое и социальное значение для нашей страны. 
И вновь о «сне разума» И вновь о «сне разума»
Александр РУДЯКОВ.
Недавно заходил на сайт Общественной палаты Крыма. Делаю это регулярно, ведь новости там обновляются едва ли не ежечасно.
Все мнения